image

Редактор «Наблюдателя», Ваша покорная слуга, с недавнего времени стала членом попечительского совета Благотворительного фонда имени Иоанна Богослова. Фонду в этом году исполнилось пять лет, за которые он создал себе безупречную репутацию, и все это время благополучно жил и помогал нуждающимся. Но был не очень публичным, даже я бы сказала не разрекламированным, а значит, не все имели возможность, с помощью фонда поделиться с ближним частичкой своего тепла, осуществить желаемое. С этого времени фонд при помощи СМИ широко раскрывает двери для всех, кто не прочь принять участие в общественной работе, а я буду рассказывать о каждом взносе, обращении и, конечно, о том, что удалось сделать. Так что призываю всех неравнодушных идти с нами в ногу. Мы молоды и сильны, у нас есть энергия и возможность поделиться добротой с теми, кому это действительно нужно.

И как Вы думаете, куда зов сердца направил меня в первую очередь? Конечно, на Ленина,200 , в расположенный в Кирове дом престарелых, где живут лишенные семейной заботы пожилые люди, которые неоднократно за прошлые годы становились героями наших публикаций. В первую очередь меня интересовало: а что изменилось с приходом нового директора. Ведь я знала, что после писем в редакцию, которые через интернет становились достоянием общественности, а также дальнейших публикаций об интернате блогеров и журналистов, там случился переворот. Прежний директор, точнее директриса, на которую поступали жалобы, была уволена с должности.
Вторым вопросом для меня стала тема помощи: в чем нуждаются эти люди, чем может помочь им Фонд, и Вы — наши читатели. Но, обо всем по порядку.
инвалид-колясочник

Что было в интернате

За что уволили директора, можно понять из письма одной из жительниц интерната — Виктории Горбушиной, с которой и началось мое знакомство с этим учреждением. Говорящим в этом письме являлся уже заголовок: «В доме-интернате дышать можно только по правилам». Женщина описала случай, как ее мужа-колясочника грубым движением уронил охранник, не выпускающий инвалида за пределы территории интерната.
Полностью письмо приводить не буду, вот цитаты:
«Узнав от мужа о происшествии, я позвонила директору и попросила разобраться с обидчиком, но мне заявили: «Нечего тут разбираться! Ваш муж сам виноват, он нарушил правила, согласно которым, покидать территорию интерната нельзя!» Я растерянно поинтересовалась: «А дышать-то нам пока можно?» На что та ехидно ответила в трубку: «Дышите пока!» К моему мужу отнеслись как к преступнику, пытавшемуся совершить побег. И это в то время, когда во всем мире ведётся борьба за то, чтобы инвалиды могли свободно передвигаться по улицам, посещать кинотеатры и библиотеки, магазины и даже дискотеки. Абсурд? Несомненно. Душевые закрыты на замок. Почему? А потому что по нашим правилам баня полагается раз в 10 дней. Не чаще! Даже санитарки не имеют права смыть с себя накопившуюся за день вонь и грязь. Абсурд? Ещё какой! А недавно моей сестре, забежавшей повидаться, вахтёрша задала потрясающий вопрос: « С какой целью пришли?» Это уже даже не абсурд. Это маразм! Поэтому, мои милые начальницы, со всей ответственностью могу вам заявить: «Это не мы законы нарушаем, это вы здесь творите беззаконие! И я от всей души желаю, чтобы вы так жили! В этом интернате, по этим же правилам. Ну, а пока этого не случилось… Дышите!»

И вот еще наполненные болью строчки из этого же письма:

«Здесь живут люди, которые лишились всего: здоровья, семейного тепла, домашнего уюта, привычного круга общения, а главное — надежды. Живительной надежды на то, что всё ещё изменится к лучшему. Каждый, кто здесь оказывается, отчётливо сознает, что всё лучшее уже позади и новых стартов уже не будет. Впереди только финиш».

Конечно, после таких слов о бесчеловечном отношении к людям, отозвались не только мы, журналисты «Наблюдателя», но и кировские блогеры. Эдуард Патрушев — не безразличный ко многим подобным темам, провел личное расследование, побывал в коридорах и комнатах интерната, попытался связаться с начальством интерната, был послан им на все четыре стороны (также, как и журналисты «Наблюдателя»), и написал жалобу в департамент соцразвития. Наша общая работа и публикации дали результат — власть сменилась. Какая она там сейчас, предлагаю вашему вниманию.

Что есть в интернате

Я созвонилась с новым директором накануне поездки. Доброжелательный мужской голос уверенно ответил: «Добро пожаловать, я вас встречу». В пятничный солнечный день минувшей недели я была у порога этого до боли терзающего душу знакомого здания: сколько покалеченных судеб и сколько горя оно таит, — крутились мысли в голове. Навстречу вышел средних лет высокий мужчина и представился: Виктор Гуров. В его словах и отношении я не увидела черствости прежнего директора. И как-то сразу отлегло и потеплело на сердце. Чувство меня не обмануло: душевые в порядке, все работает и действует, а по коридорам шуршат обеспечивающие быт людей санитарки.

Конечно, первым делом я посетила семью Горбушиных. Мы отправились в их комнату вместе. Для семьи наш приход был неожиданностью, но явно не первым знакомством с начальником интерната. Семейная пара: она — лежачая, он инвалид-колясочник, не теряет воли к жизни и оптимизма. В комнате уютно и чисто. Ковры, иконки, цветок в горшочке, — все, как в своей квартире. На одной из кроватей свежий номер «Наблюдателя».

Виктория поделилась с директором проблемами, связанными со сдачей анализов и желанием лечь в больницу, чтобы поправить здоровье, на что тут же получила предложение о госпитализации. «Давайте уж с понедельника, в выходные я уж лучше тут, дома побуду», — тут же уточнила она. Директор согласился.

Мне семья Горбушиных сказала, что, конечно, после смены власти жить стало легче и приятнее, но проблемы все равно есть, правда, они уже другого характера — финансирование учреждения такое, что сразу все не решишь: и памперсов не хватает, и коляску бы автоматическую для мужа, и питание бы чуть разнообразнее, не такое типовое, как определено нормами…

Пройдясь по другим коридорам и комнатам, я воочию увидела, как нуждаются эти люди в помощи из вне. Более всего это понимаешь в блоке для лежачих. Кондиционеры, дополнительные стиральные машины, стиральные средства, которые смягчат запах белья, ароматизаторы для создания комфортного микроклимата для этих людей, — дел хватит не на один месяц. Но сейчас речь идет хотя бы о малом — о памперсах для взрослых, которые не могут позволить себе купить за свои средства необходимое количество, а государство обеспечивает для них только самый минимум. С этого насущного для больных людей, живущих в интернате, мы и начали разговор с директором уже в его кабинете.

Разговор с новым директором. О насущном, о нужном

— Виктор Игоревич, нуждается ли на ваш взгляд, интернат в помощи Фонда и внешних источниках финансирования?

— Вынужден заметить, что к нам не часто обращаются с такими предложениями. Помощь интернатам, где проживают престарелые люди — редкое дело, за которое не охотно берутся общественные организации не только в нашем регионе, но и в целом в стране. Наверное исторически так сложилось, что общество старалось, а может и просто не хотело замечать (видеть) неприятные реалии настоящей жизни одиноких или брошенных стариков. Посмотрите, как и где расположены дома-интернаты в области – все на окраинах, в глубине и за забором. А психоневрологические интернаты, так вообще сложно найти… Просто Киров, в последнее время, так разросся, что микрорайон «Солнечный берег» практически слился с большой территорией нашего интерната. Теперь к нам в сквер приходят погулять молодые мамы с детьми. Такими темпами мы уже скоро будем в центре города (улыбаюсь). А значит, мы постоянно будем на виду, и общество уже не сможет отвернуться от этой реальной действительности – проблем одиноких, тяжелобольных пожилых людей и инвалидов.

А раз на виду, значит брошенные родственниками пожилые и инвалиды смогут получить хотя бы частичку внимания, заботы и помощи.

Вот что с благодарностью хочу отметить – это постоянное внимание к нашим нуждам со стороны коллектива «Вятского наблюдателя»! Весьма позитивно, что журналисты и блогеры не встали в позицию только контроллеров-критиков, а стараются помочь реальными делами. За это Вам лично, Юлия Викторовна, и всему коллективу «ВН» искренняя благодарность от нуждающихся людей.

— Почему это происходит?

— Давайте поразмыслим. Очевидно, что благотворительная деятельность, как форма самопомощи обществом самому себе, без ожидания содействия со стороны государства, должна проводиться в тех сферах, где есть явный социальный заказ. Основная система благотворительной помощи в России — это адресная помощь. 99 процентов благотворительных фондов в России собирают средства в основном на адресную помощь больным детям, и только 1 процент фондов в России помогает исключительно взрослым. Таким образом, благотворительные организации сформулировали для себя основной акцент на помощи детям.

— Разве проблемы пожилых людей менее важны, чем детские?

— В том то и дело, что проблемы немобильных или маломобильных инвалидов, а также больных пожилых людей не менее важны, чем детские. Сейчас очень остро чувствуется потребность в оказании помощи и этим слоям нашего общества. Ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что государство крайне неповоротливо в вопросах удовлетворения индивидуальных потребностей нуждающихся граждан. Так что мой ответ: конечно да, интернат нуждается в помощи.

— На что бы вы направили поддержку? Чем конкретно вы предлагаете сегодня помочь маломобильным пожилым людям?

— Яркий пример – обеспечение инвалидов средствами индивидуальной гигиены. Я имею ввиду подгузники для взрослых — памперсы. Обеспечение ими инвалидов, у которых в индивидуальной программе реабилитации определено право на бесплатное получение, возложено на ФСС. Бюджетное финансирование фонда со стороны государства вроде определено в достаточных размерах, но осуществляется неравномерно, что вызывает перерывы в обеспечении инвалидов. Кроме того, есть обязательные закупочные процедуры, подготовка которых носит длительный характер и есть риск, что торги не состоятся. А это значит, что надо оформлять новые торги — процедура может затянуться. Все это приводит к тому, что, например, в январе нуждающийся инвалид получил объем подгузников на месяц, из расчета не менее трех штук в день, а вот следующее обеспечение возможно произойдет только в апреле. Вы представляете, что это значит для нуждающегося в таком виде поддержания гигиены человека!?

— И что человек вынужден делать в этот период?

— Выход один: приобретать недостающее количество за счёт собственных средств. Естественно, что у больного есть и другие необходимые расходы: питание, медикаменты и так далее. И большой вопрос: хватит ли средств у инвалида, чтобы обеспечить себя средствами гигиены на каждый день? Кроме того, есть категория больных людей, страдающих недержанием, которые не могут рассчитывать на помощь государства. Это те, кто по определенным причинам не сможет получить право на бесплатное обеспечение.

— То есть в любом случае, то количество, которое будет приобретено за счет фонда, и то, что вы приобретаете за счет государства, найдет свое применение. Лишней не будет ни одна упаковка?

— Бесспорно!

— Какова цена вопроса?

— Стоимость одной упаковки в 30 штук (этого хватает одному человеку примерно на 10 дней) равна минимум 1500 руб. Значит в месяц на памперсы будет расход не менее 4500 руб. Нужно понимать, что расчет 3 штуки в день – это государственный норматив, и он очень минимален. У каждого человека свои индивидуальные потребности, а значит многим нужно большее количество в день, соответственно увеличатся расходы. Хватит ли инвалиду своих средств? Очевидно, что нет. И это речь об инвалидах, кто живет дома и, возможно, им помогают близкие. В домах-интернатах эта проблема стоит еще острее. Задержка с поставками от ФСС тем, у кого в ИПР закреплено право на бесплатное получение, идет точно также. Кроме того в интернате есть категории инвалидов, которым по разным причинам медико-социальной экспертизой отказано в бесплатном обеспечении памперсами, а человек реально в них нуждается. Интернат не вправе приобретать за счет бюджетных средств памперсы для этой категории инвалидов. Однозначно, что проверяющие органы (а их не мало) квалифицируют эти закупки как нецелевое расходование бюджетных средств. Родственников зачастую у таких людей нет. С учетом того, что инвалиды обязаны вносить плату за проживание и содержание в интернате не более 75% от пенсии, в их распоряжении остается крайне мало средств на самостоятельное приобретение памперсов. Какой выход? Кто им поможет? Наверное только благотворители!

Итак, давайте подытожим все вышесказанное. А сделать это я хочу через обращение к Вам, наши читатели:

Благотворительный фонд имени Иоанна Богослова проводит сбор денежных средств или комплектов подгузников для взрослых (3-го и 4-го размера) для оказания помощи одиноким больным пожилым людям и инвалидам, страдающим недержанием, связанным с их недугами. Просим Вас оказать материальную поддержку страдающим людям в том размере, который Вы посчитаете возможным для этой благотворительной цели. Для внесения благотворительного взноса вы можете отправить любую сумму на счет фонда. В следующей публикации я предоставлю отчет о взносах. Кроме этого, вы можете оказать помощь через ящик-пожертвований, который находится в редакции газеты «Вятский наблюдатель» по адресу г. Киров. Ул. Советская 67-а. Часы работы: пн-чт с 9-00 до 16-00, пт- с 9-00 до 15-00.
Вы можете быть уверены, что каждый рубль Ваших благотворительных пожертвований пойдет на благое дело и поможет попавшим в сложную ситуацию нуждающимся в помощи одиноким пожилым людям и инвалидам. Давайте не дадим потерять им в веру в добро и надежду!

С благодарностью,
Член Попечительского совета
Благотворительного фонда
имени Иоанна Богослова
Шевцова Ю.В.

Реквизиты для внесения благотворительного взноса:

Некоммерческая организация
«БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД ИМЕНИ ИОАННА БОГОСЛОВА»
ИНН 4345282184
КПП 434501001
ОГРН 1104300001190
р/сч 40703810500000000159
в ЗАО «Первый Дортрансбанк» г.Киров
кор/сч 30101810300000000757
БИК 043304757

Назначение платежа: благотворительный взнос

Яндекс деньги: 4100 1209 2693 233

QIWI кошелек: 8961 566 1777

WebMoney: 392 987 274 624

По всем вопросам вы можете звонить в Фонд по номеру 450-444, или 8-922-995-04-44.

Кроме того, если вы являетесь руководителем или представителем предприятия или организации, и готовы принять участие в благотворительной акции, вы можете позвонить мне, редактору «Вятского наблюдателя» по телефону 74- 69-53. Мы бесплатно проинформируем наших читателей о вашей помощи нуждающимся людям.