Периодически мы устраиваем неделю «Добра и Милосердия» , что это и для чего это нужно?

Приведу одну  историю :

В коридоре стояла коляска для двойни, только очень большого размера. Такой своеобразный паровозик, который даже на сторонний взгляд выглядел тяжело и массивно. Пока я пыталась понять, для чего такая громоздкая конструкция, из физиокабинета спиной ко мне стала потихоньку выбираться хрупкая женская фигура. На ее шею были заброшены руки достаточно взрослого ребенка, который был только на полголовы ниже матери.Тут же развернувшись, она быстро вернулась в кабинет… и таким же образом вынесла второго ребенка: руки мальчонки безжизненно болтались вдоль тела

Стало понятно, что у мальчишки был сильный детский церебральный паралич, даже голову он не мог хорошо держать. Мать привалила его к себе и почти волоком потащила к коляске. Потом особым отработанным движением положила в коляску сынишку – а он ничем не мог ей помочь. Тут же развернувшись, она быстро вернулась в кабинет… и таким же образом вынесла второго ребенка. Только руки мальчонки даже не лежали у нее на плечах, а посторонними предметами болтались вдоль тела.

Уложив и второго сына в коляску, женщина распрямилась, схватилась за поясницу и повернулась ко мне:

– Вы не могли бы подержать дверь открытой, пока я вытолкаю коляску к лестнице?

На меня смотрели безнадежно утомленные глаза, васильковый цвет которых был подернут проволокой боли. Ей, похоже, не было и тридцати.

Дверь я открыла. Она подкатила коляску к лестнице на второй этаж, затем вынула первого мальчишку и потащила на себе: в реабилитационном центре не было лифта, да и сама лестница была узкой.

– Пожалуйста, побудьте с Максимом. Я быстро.

Максим сидел спокойно. Глаза блуждали по пространству, не останавливаясь на предметах. Я его тоже не заинтересовала. Из уголка рта протянулась слюна.

Женщина спустилась, взвалила на себя уже второго ребенка и потащила его вверх по лестнице. Я отвернулась. Сил смотреть больше не было.

Потом мы еще несколько раз сталкивались с ней в коридорах центра. Я узнала, что она живет одна с матерью. Отец детей сбежал, как только они появились на свет: сразу же стало ясно, что они – инвалиды. Старший, Толик, немного крепче и может жевать и даже иногда встает в коечке, держась за борта. А младший глотает только жидкую пищу и совсем не держится на ногах. Им уже исполнилось десять лет.

Последний раз я видела ее на улице, за забором центра. Она стояла, скорчившись от боли в спине, и судорожно курила. Времени у нее не было: дети вот-вот должны были проснуться после короткого дневного сна.

Я застыла в воротах и…в тот момент я очень хотела упасть на колени перед этой МАТЕРЬЮ.

Зачастую, когда в семье рождается ребенок — инвалид мать остается одна со своей проблемой , отцы , как правило, уходят из семьи. Представьте на миг себя на месте матери одиночки с ребенком — инвалидом. Никуда не сбежишь и только самому Богу известно, что творится у нее в душе. Это просто рядовой рассказ , а вокруг таких историй сотни. Они находятся за чертой бедности , не просят помощи, они привыкли, что их никто не видит и не слышит.
Наши подопечные семьи матерей- одиночек с детьми инвалидами очень нуждаются в самом малом , в минимальной помощи и внимании. Наш фонд просит помощи !!!

Принимаем: детскую и взрослую одежду и обувь (сезон весна-лето), книжки и игрушки (новые и б/у).
Для формирования продуктовых наборов нам необходимо: фасованные крупы, овощи, консервы, растительное масло, сахар, конфеты. Для формирования наборов бытовой химии необходимо: стиральный порошок, мыло, чистящее средство, средство для посуды, туалетная бумага, гель для душа, шампунь и прочее. На перечисленную сумму мы закупим все необходимое и передадим нуждающейся семье.
Просьба б/у вещи, обувь, книги и игрушки приносить в хорошем и чистом состоянии!

А еще нам требуются волонтеры — люди которые могут помочь просто погулять с ребенком, помочь вытащить коляску. От нашего фонда проходят благотворительные спектакли и некоторые мамы  отказываются, только потому что они не могут выехать, им просто некому помочь!!!
ЖДЕМ ВАШЕЙ ПОМОЩИ!